взаимопонимание

Должно пройти время, прежде чем научишься жить с кем бы то ни было, даже со своими детьми, когда они вырастают.

Мы не обязаны давать человеку все, в чем он нуждается, или жертвовать ради него своими удобствами. Но нам надо видеть, что у него есть его желания, по возможности считаться с ними и не удивляться в тех случаях, когда он обижается за пренебрежение к ним. Эта особенность помогает двигаться по жизни, не набивая себе лишних шишек, и идти на конфликты осознанно, не сдуру, а ради своей значительной выгоды. И без лишних страхов.

Первый шаг к эффективному сотрудничеству — взаимопонимание.

Когда жизнь сталкивает и надолго удерживает вместе писателей, художников, ученых, философов, политиков, будь то в палате или в палатке, у операционной или у костра, не миновать разговора о творчестве, о смысле, о личности, о свободе и ответственности. Всякий раз разговор этот движется в странном каком-то русле сходящихся берегов: день ото дня сближаются и растут обрывы непонимания, все уже фарватер, все больше на нем коряг и мелей. Так и кажется, что где-то там, за ближайшими поворотами, все кончится тупиком — болотцем или тощим родничком житейского неторопливого быта. А потом долго еще не заживают раны и ссадины несостоявшегося разговора, ноют занозы щепок и колючек, которые и вытаскивать-то страшно, потому как без них и вообще ничего нет — пусто. Диалог глухих — так это принято называть. Но в действительно это выглядит еще хуже: глухие объясняются на пальцах, а здесь и пальцы не помогают, как если бы встретились на симпозиуме, шумят, веселятся, горюют глухие и слепые. И все же хочется надеяться, что тупика нет. Хочется верить, что за ближайшим поворотом не болото, а плес взаимопонимания. Только нужно вот вытянуть, выгрести, проскочить мели. Ведь дело-то не в том, что все мы в одной лодке, а в том, что есть в этой лодке нечто весьма более ценное и важное, чем любой из нас, чего нельзя утопить, бросить, пустить вниз по течению. Стоит попробовать понять друг друга, сегодня это просто необходимо.

Отношения между мамой и сыном значительно осложняются тем, что они являются представителями разных полов. Они не могут до конца понять друг друга.

Важно уметь идти на определенный компромисс. Гибкость и хитрость — это мудрость. А что в хитрости плохого? В хитрости тоже нет ничего плохого, если она служит Благим делам. Хитрость — это часть мудрости, да.

Человек всегда находит симпатизирующих ему духов, каков бы ни был его характер.

Ты знаешь, что такое потерять всё — значит, ты понимаешь, за что я сражаюсь.

Без должного взаимопонимания — возможны лишь только ссоры, боль и страдания!