Всё лишено смысла, кроме разве что бледного плеча, на которое можно положить голову и закрыть глаза, грызя орехи кешью, и лучше всего – в ванне, наполненной горячей водой.

— Не очень-то он похож на убийцу. Знаете, после пятнадцати лет в этом деле, мне достаточно взглянуть на человека, чтобы сказать, что этот человек не может быть убийцей.

— И как часто вы оказываетесь правы?

— Процентов двадцать. Если, конечно, этот человек не убивал слишком часто.

С моей точки зрения, вы, люди, — куда более эгоистичные монстры, чем я. Нет ничего более сомнительного, чем обещание человека.

Я как бы смирилась с тем, что я родилась стрёмненькой. Вот примерно так выглядела моя жизнь. То есть, я такая, типа: «А, вот красивая девочка, а вот в зеркале не красивая, ну, типа, ничего страшного». Я не могу сказать, что я жила в комплексах, или там мечтала похудеть, мечтала как-то выглядеть по-другому. Мне реально было норм.