Маэда Югурэ

Другие цитаты по теме

Но люди сделают всё на свете, только бы не признать, что их жизни бессмысленны. То есть бесполезны. Бессюжетны.

Как ты мог оставить друга,

Помнишь, как жестокой вьюгой,

Кровью ран своих он тебя согрел,

Нес вперед и раненный хрипел.

Бились, бились волны за кормой,

Тихо таял берег твой родной

И морской прибой, зарево огня

Отражал отважный глаз коня.

... Итак, дамы и господа, вот мы с вами уже гуляем по кладбищу, как вы видите. Смотрим на молчаливые надгробья, и на каждом по две даты — родился, умер, а между ними маленькая черточка. Меня лично выводит из себя именно эта черточка. Получается, что все самые яркие события жизни, все богатства мысли и воображения человека, все муки, труд, борьба, озарение и вдохновение человека спрессовывается в итоге в это маленькое, плоское и ничего никому не говорящие тире. Ну, как такое может быть?

Пашем день за днём, чтобы

Купить телек или купить дом;

Сходить в Универ, чтобы спать пять лет,

Чтобы стать никем, выкинуть диплом.

Чтобы что?

Чтобы стать Землёй. В конце концов — мы почвы слой.

Баю-бай, весь этот мир уснёт тревожным сном.

Сжимаю рукоять горячо.

Обнажаю меч, но уже не помню, для чего давно.

Но не видно ни принцесс, ни сокровища,

А он и вовсе не похож на чудовище.

Последил за мной, как за дураком.

Тихо сел и грустно покачал головой дракон.

И он видом всем намекал о том,

Что и мне пора бы сдать доспех на металлолом.

— Увяли жены, умерли, не дождались мужей.

— А где мужья их, где их столько носит?

— С врагами воевать ушли давно все.

— И где враги со своей грозной ратью?

— Там, за рекой, где раньше жили наши братья.

— И где теперь они? Что стало с братьями?

— Братья нам стали врагами заклятыми.

— Но где причина, чтобы идти на погибель?

— Те, кто это помнят, давно в могилах.

Спичку зажгу —

только тем утолю печали

бесприютной души,

что встречает вечер осенний

и во мглу уходит тоскливо...

— Финбоу, ты знаешь, почему человек любит смотреть на лошадей? Это частица уходящего мира.

— Все мы — частица уходящего мира... Ты Йен и я, только не хотим признать это.

Ещё во мне умерли Ингви, Честер из Линкин Парка,

Это исповедь панка, я — кладбИще музыкантов!