Высоцкий. Спасибо, что живой

Прости меня, пожалуйста, прости меня. Я так часто это говорю, но верю в Бога искренне. Я измучил вас, а вы всё равно со мной, затащил сюда, в эту жару, я благодарен вам, я живу только терпением вашим, верностью. Я молю за вас, знаешь как? Господи, пусть все будет хорошо и с самого начала всех — кто жив, кого нет, всех — у Бога мёртвых нет: мама, отец, мама Женя, Марина, Дися, Лида, Володя, Галя, Лева, Артур, Андрей, Вася, Толя, Севка, Татьяна, Аркадий, Никита, Вениамин, Леонид, Ксюша. Если сбиваюсь или забываю, то опять, с самого начала всех — Господи, пусть им всем будет хорошо, всем, кто меня любил, кем я жив, даже тем, кто ушёл и забыл, пусть им всем будет хорошо, Господи, дай мне сил высказать, как я их всех люблю, ведь зачем-то я жив, зачем-то они со мной. Я разберусь обязательно. Может я не умер сегодня, чтоб понять, зачем я жив. Господи, дай сил...

16.00

Другие цитаты по теме

В каждом древе распятый Господь,

В каждом колосе тело Христово.

И молитвы пречистое слово

Исцеляет болящую плоть.

Без толку молимся,

Без меры согрешаем,

Спешим догнать, торопимся найти…

А стаи птиц сбиваются за краем

Ветров, и начинаются дожди.

А дальше — холод, стынь

И всё известно:

В снегах и вьюгах,

В бедах и во зле

Мы оставляем

Мир земной наш тесный -

И верим в рай…

Но горек рай небесный,

Когда

Такая стужа на земле.

— Вот так она, смерть, ходит вокруг, потом — опа! — и нету.

— Кого нету?

— Никого.

Славься Орнн, дарующий пламя! Поделись со мной мудростью, властитель горнила и первый строитель.

Славься Волибир, пронзённый тысячей копий! Даруй моему народу ярость твоей бури и стойкость дикого зверя.

Славься Анивия, предвестница зимы! Принеси нам ветер перемен, даруй свободу в странствиях и защити в пути.

Славьтесь Киндред, неразлучные охотники! Позвольте нам почувствовать приближение смерти, дабы завершить земные дела и умереть с открытыми глазами.

О, благославенные Три Сестры, даруйте мне силу выдержать грядущее и сразиться с теми, с кем суждено. Даруйте мне знания, чтобы видеть истину.

Благослави нас Ильдхарг, принимающий жертвы. Защити моего супруга и мой народ, а если желаешь моей смерти — пусть она будет во благо моего племени.

Я не ищу себе оправданий. Просто мне надо писать. Просто писать, и чтобы получалось. Я так живу. В этом мой смысл.

Я чувствую взгляд на заштопанном сердце, но так не люблю уходить в многоточье, пишу тебе снова, пишу в ритме скерцо, вбивая молитву «услышь» в междустрочье.

Господи! Дай моим рукам Твою нежность! Моему слову Твою доброту! Научи меня видеть. Просто – будь со мной рядом...

— Погоди, есть тут хоть какой-нибудь начальник?

— Я начальник.

— Нет, мне нужен такой, кто и тебе прикажет.

Я двадцать лет слышу: вот сейчас помрешь, вот прямо сейчас! Ну что ж мне, сдохнуть, чтобы успокоить вас всех?