Осторожно, Задов! или Похождения прапорщика

— Задова не берём, опять он всю водку, что не выпьет, то в раковину выльет, а с утра опохмелится только авиационным спиртом останется...

— Из той канистры, что у Задова хранится?!

— А я согласен!

Другие цитаты по теме

Ты, Петр Семёныч, на себя-ка возьми-ка, и я... жив останусь... пока-ка...

— Я вам расскажу, как мамонтов клонировал.

— Вы клонировали мамонта?

— Да! Дело-то известное было, во всех новостях передавали. Известный клонировальщик мамонтов, вот. Степь ледяная, тайга, без женского тепла — то скучаешь, вот идёшь тут, грустишь, вдруг, бах. Мамонт идёт, волосатый такой, вымя такое по земле волокается, ну ты его сзади лыжей-то, хрясь вот по глазам. не любит он когда его по глазам бьют. И сзади-то пристраиваешься, за рога его держишь и клонируешь. Он визжит, вырывается, мамонт всё — таки, а ты его клонируешь, да. Так что, прошу, присаживайтесь.

Тунеядец? Тунеядец — это меняет дело, да. Ибо, да тунеядцам квартиры не даём! Да, тунеядцам не даём мы, в том смысле! Да, так вот, договоритесь между собой, кому квартира нужнее, ибо бедственнее вас в этом доме никого нет. Ибо никого. А мы пойдём, ибо вечереет. Ибо, да!

Ай, блин... Ой, мама дорогая. Вот когда Маша, я тебя увидел, прямо слюни вот такие до пупища, думаю, такая вот Маша красивая. Я не думал, Маша, что ты такая дура. Маша, ты меня не зли, не зли меня, Маша. Ты что думаешь, если я на тебя залазю, я что обезьяна, что ли? По деревьям буду лазить, не зли меня Маша.

— Ну я что, виновата? Я тебе телефон давала в пять утра. Мы ж радионщики. а не пиаристы. Вот у меня Иннокентий Бутусов и Иннокентий. святой отец. И оба на четвёрку.

— Откуда у тебя вообще телефон священника?

— Бред. Как вы вообще собирались выступать? Пять раз по десять минут.

— Проповеди. У меня всё с собой. Кадило, молитвенник, Клобук даже есть, парадное облачение...

— А ванна зачем?

— Какая же это ванна, сынок? Это купель. Я и петь могу. Вот у меня даже балалайка есть.

— Бред. Паноптикум. Поп в ванне, играет на балалайке. В купели. Ну рубли, за паноптикум с балалайкой в ванне — это недорого.

Пора! Пора, друзья, убраться у себя в избе, пора положить этому всему конец!

И я этот конец, друзья, положу!

— Я не хотел этого делать, но я возвращаю Вам Ваш карандашик. Карандашик, который Вы дали мне на мой третий день работы. Вы вручили мне его как маленький желтый жезл, как будто говоря: «Джей Ди, ты — молодой я. Ты, Джей Ди, мой ученик. Ты мне как сын, Джей Ди».

— Какой карандашик?

— Постой-ка, постой-ка, Черчилль. Русские были нашими союзниками. А теперь, говоришь, у нас война с ними?

— Это холодная война.

— Холодная? А летом они в отпуск уходят?

— Выпьем, Миша, где же кружки?

— Налить вам водки?

— Ну конечно, и не хватало ищь бы селёдки. Но знаешь что, друг мой родной, тебя я вижу под луной. Тебя я вижу без одежды, оставьте бабоньки надежды.