Red Dead Redemption 2

Другие цитаты по теме

— Я прожил плохую жизнь, сестра.

— Мы все прожили плохую жизнь, мистер Морган... Все мы грешим... Но я Вас знаю.

— Не знаете вы меня.

— Простите меня, но в этом и проблема. Вы не знаете себя.

— Это как понимать?

— Да как хотите. При каждой нашей встрече вы всегда улыбаетесь и помогаете людям.

— У меня был сын. Он умер. Была девушка, которая меня любила. Я растоптал эту любовь. Мама умерла, когда я был ещё ребёнком. А отец... Он умер у меня на глазах... И я был этому страшно рад.

— Мой муж умер много лет назад. Жизнь полна боли... Но есть в ней также любовь и красота.

— Что мне теперь делать?

— Будьте благодарны за то, что впервые... Вы ясно видите свою жизнь.

— Ну да.

— Может, вам стоит помочь кому-нибудь? Помощь ближнему всегда приносит счастье.

— Но я до сих пор ни во что не верю.

— Я и сама верю не всегда... Но потом встречают кого-то такого, как Вы... И всё становится на свои места.

— Вы слишком умны для меня, сестра... Наверное... я просто боюсь.

— Вам нечего бояться, мистер Морган. Допустите мысль, что любовь существует и пусть она диктует ваши поступки.

Разница человека с животным именно в том и состоит, что он только начинается там, где животные уже оканчиваются.

Не нужно пытаться изменить всю свою жизнь, достаточно лишь изменить своё отношение к ней.

Большие перемены, происходящие в нашей жизни, — это в некоторой степени второй шанс.

— А как у тебя с Йейтс? Читал «Видение»?

Он говорит, что жизнь — это круг, что мы вертимся на этом колесе жизни и смерти. Этому кругу нет конца, пока кто-нибудь его не разорвёт. Вот ты пришёл и переломил обычный ход вещей. Бум! И мир стал...

— Шире.

Мастер сказал:

— Когда ребенок находится в чреве матери, он молчит. Затем он появляется на свет — и говорит, говорит, говорит, пока однажды не оказывается в чреве земли. Тогда человек вновь умолкает.

Поймай эту тишину — она была в материнском лоне, она будет в лоне земли, и даже сейчас она определяет тот шум, который именуется жизнью.

Эта тишина — твое глубочайшее естество.

Они не знали, что такое красота, но я показал им уродство; они не знали любви и дружбы, но я дал им ненависть и страх.

Жизнь коротка, но слава может быть вечной.

Будет ли когда такое время, когда все люди станут жить достойно? Честно чтоб! Не для других честно, не для видимости, а для самого себя? И чтоб высший судья, главный прокурор для каждого был бы он сам?

Жизнь именно игра, если она красива и счастлива. Конечно, из неё можно сделать всё, что угодно — долг, войну, тюрьму, но от этого она не станет красивее.

7