Tony Lonk. Бешеный шарик

Ушли те годы, когда все решалось честно. На самом деле, таких лет и вовсе не было, но существовали люди, создавшие в своем сознании эпоху справедливости, в которой они, по их горячему убеждению, успели пожить. Для следующего поколения права, обязанности и возможности человека имели слишком размытую трактовку, чтобы в нее верить. Все, что решалось на государственном уровне, принималось безоговорочно, какими бы разрушительными последствиями это не грозило.

Другие цитаты по теме

Легче всего заманивать массы людей в те времена, когда сознанием каждого владеет растерянность и тревога. Засеяв эту благодатную почву зернами страха и агрессии, можно добыть токсичный урожай и использовать его как оружие, поражающее любого противника.

Ну в такой жизни, как у него, буквально всё и все, кто в ней находятся, становится угрозой. Да, внимание, которого ты жаждал, становится пыткой и ты хочешь от этого сбежать. Джон часто ночевал в отелях. Я спросил его в одном из первых писем — почему. Он ответил, что так чувствует себя менее одиноким, что казалось странным, ведь отели — это синоним одиночества. Позже он добавил, что это чувство немного смягчалось тем фактом, что большинство людей в других номерах тоже были одиноки, как и он.

Мир, сотрясаясь,

Требует демократии.

Демократия не помогает.

Не помогают ни христианство,

Ни атеизм.

Действуют лишь револьвер

И человек -

При нём.

Понятно почему справедливости нет в обществе — ей просто неоткуда было взяться, её никогда небыло в природе. Наоборот, непонятно откуда она появилась как идея в некоторых головах...

Душа её просила тишины и уединения, какие может она обрести лишь средь шумного общества.

Бытие определяет общественное сознание: в сытые эпохи говорят: «почему?», а в голодные — «зачем?»

Разложение, моральная порча, проникающие постепенно во все стороны нашей жизни, – вот что нас ждет. Каждый день – по сантиметру. Люди даже не заметят, как погаснут огни. Потому что они не погаснут, они постепенно сойдут на нет. Либо мы наконец-то организуемся и поведем дело так, чтобы глубокий национальный кризис стал очевиден всем…

О да, застенчивым мужчинам, как и уродливым женщинам, нелегко жить в этом мире: чтобы чувствовать себя здесь уютно, нужно обладать шкурой носорога. Толстокожесть подобна одежде для души, без нее неприлично выходить в цивилизованное общество.

Там смеются в лицо, там таинственно лгут,

Назовут подлецом или скажут, что плут

Эти женщины, дамы и их кавалеры,

Семейные храмы, обители веры...

Скольким я лгал, скольким клялся землёй,

Скольких считал своим счастьем, бедой!

Агонию этой эпохи увидим в финале,

Как стали золою те вещи,

В которые мы так серьезно играли.