Виктория Роа

Все твердят, что мол сын – гордость отца. Я тоже придерживался этой позиции, но потом, как-то жизнь начала расставлять череду событий по-своему. Моя жена говорит, что беременна, ее гинеколог отводит меня в сторону и улыбаясь протягивает снимок с УЗИ. Я держу в ладони небольшое изображение эмбриона, и медсестра тихо шепчет мне «Это девочка». Я в замешательстве, ибо гордостью-то сынишка должен быть. Хочу угрюмый, а время постепенно идет. Схватки супруги, ее крики, просьбы остаться рядом, не бросать.

я держу ее за руки, и чувствую, как они начинают потеть. Она кричит, врачи просят ее тужиться и не бояться. Слышится первый крик младенца, и акушер кладет нежное дитя ей на грудь. У меня на глазах слезы, а жена просит меня не плакать, говорит, что не бойся, мол, мы родим сына, а я целую ее. С глаз текут слезы, и я держу эту маленькую ладошку в своей. Дочь. Моя старшая дочь.

0.00

Другие цитаты по теме

Детей нельзя себе позволить или не позволить. Детей нужно хотеть.

Петя неожиданно вбежал в спальню к родителям и застал аиста врасплох.

Только одна королева не играла в фишки, не крутила барабан, а ставила на все…

Все выглядело так, будто в прочном фундаменте, на котором она строила свое понимание мира взрослых, появилась трещина. Джесси предполагала, что взрослые всегда имеют веские основания поступать так или иначе, и при том они заботятся об интересах каждого. Но впервые в жизни ей пришло на ум, что взрослые могут не отдавать себе отчета в своих действиях. Что иногда они поступают наугад, подобно детям.

Счастье — это не то, что ты можешь завести ребенка, а то, что ты в состоянии содержать его.

По мне, разница между мальчиками и девочками такая: парни — долбят всё вокруг себя, девочки — долбанутые! Вот в чём разница. Пацаны причинят ущерб твоему дому, ущерб выражается в деньгах. Будто ураган пронёсся! Девочки оставляют шрамы в твоей психике, о которых ты узна́ешь спустя годы. Шрамы перерастают в геноцид или в хроническую жестокость... Как-то ко мне пришла невестка со своим сынишкой, ему четыре года. Зашли в гости. Она была с ним весь день, поэтому она — в ужасном состоянии. Угостил её чаем. Она сидит: «Я не могу! Больше не могу! Не могу! Не могу! Больше не выдержу!» Я накрыл её одеялом, попытался её успокоить. И тут зашёл её сын. У него был целый кулак песка. Где он его взял? У меня дома нет песка, а у него — целый кулак! Пацан подошёл к маме и бросил его прямо ей в кружку. Эта кружка чая — всё что у неё было и он испортил её. Я остолбенел, потому что у меня девочки, они бы и во сне так не поступили бы. Они и понятия не имеют, что кто-то способен такое сотворить, но они — долбанутые. Например, на днях у пятилетней сломалась игрушка и она потребовала, чтобы я сломал одну из игрушек её сестры. Ради справедливости! Ну я и сломал! В этом разница между парнями и девчонками, вскоре это перерастает в разницу между мужчинами и женщинами, потому что мужик, например, украдёт твою машину или сожжёт твой дом или выбьет из тебя всё говно, а женщина разрушит к ***еням твою жизнь! Чувствуете разницу? Мужик может отрезать тебе руку и выкинуть её в реку, но он оставит тебя нетронутым как личность! Женщины — не жестоки, но они насрут тебе прямо тебе в душу!

Это самая точная и краткая характеристика человечества, я бы сказал. Кому нужны тома и книги историков? Дети умирают. Вся несправедливость мира скрывается в этих двух словах.

Дети считают взрослых опасными глупцами, которым нельзя сказать правду, не подвергаясь опасности быть наказанными. Глупость и непоследовательность взрослых приходится принимать в расчет. Дети здесь не так уж не правы.

Стало ненужным совершенно все, но только на прикроватной тумбочке стоит ее фото в рамке, и напоминает о неугасимой боли, которую она оставила после себя. Только почему, когда я закрываю глаза, то вижу ее улыбающееся лицо? Почему в ушах все еще осталось эхо задорного, девчачьего смеха?

— То что мы видим, оно как бы есть, а то, что мы не видим, его как бы нет. Но иногда то, что мы видим, на самом деле не существует, а то, что мы не видим, на самом деле существует. То есть...

— Есть-нет, есть-нет. Что за чепуха?