Агата Кристи. 12 подвигов Геракла

Ревность, каким бы неестественным и экстравагантным это ни казалось, почти всегда основана на реальности. Говорят, что клиент всегда прав? Ну, то же справедливо и в отношении ревнивого мужа или жены. Как бы мало не было конкретных доказательств, по существу они всегда правы.

Другие цитаты по теме

— Могу я позволить себе нескромный вопрос, мадам?

— А они существуют... в наше время?

Как правило, люди говорят правду, потому что это легче – не нужно напрягать воображение. Можно солгать один, два, три, четыре раза, но нельзя лгать все время. Таким образом, правда и становится очевидной.

Нет ничего такого сложного, что нельзя было бы понять, если у людей есть смелость взглянуть правде в глаза и называть вещи своими именами. Сложности возникают, когда люди начинают врать самим себе, ну и другим, конечно

Ревность. Отвратительное ощущение! Притязания на чью-либо свободу ничем нельзя оправдать. Особенно любовью…

Люблю ли я его? Иногда мне кажется, что да. Иногда меня захлестывает тоска, которую он не может утолить. Бывает ли вообще безоблачное счастье? Или это химера, приводящая в смятение душу?

Все эмоциональные состояния очень заразны. Мы не можем находиться с кем-то рядом и не разделять с ним его эмоций.

— Она сказала, что не хочет быть невежливой, но что… — вы только послушайте! — что я слишком стар!

Миссис Оливер поспешила его утешить:

— Что вы хотите! Если человеку больше тридцати пяти, молоденькие девчонки считают его чуть ли не полутрупом.

Думать, что преступник совершает безумные действия просто потому, что он безумен, глупо. Безумец так же логичен и последователен в своих поступках, как и нормальный человек, но он опирается на безумную точку зрения.

Странная всё-таки вещь — интуиция, и отмахнуться от неё нельзя, и объяснить невозможно.

— А я-то думал, вы считаете, что тут замешаны потусторонние силы!

— Опять вы неправильно поняли меня, Гастингс. Я хотел сказать, что верю только в опасную и темную силу древних суеверий. Смотрите сами — друг за другом скоропостижно вдруг умирает несколько человек. В смерти каждого из них в отдельности нет ничего загадочного. Но поскольку все только и говорят, что о разгневанном духе древнего фараона, то можно преспокойно зарезать кого угодно среди бела дня, и его смерть тоже спишут на счет старинного заклятия — как велика власть сверхъестественного над обычной человеческой душой.

Пуаро вздохнул.

— Как мне не хватает моего друга Гастингса! У него такое богатое воображение. Такой романтический склад ума! Правда, его предположения обычно были неверными... но мне это давало толчок, импульс.