Петр Людвиг. Победи прокрастинацию! Как перестать откладывать дела на завтра

Надежда не есть убеждение, что всё будет хорошо, но уверенность, что всё имеет смысл ― независимо от исхода. (Вацлав Гавел)

Другие цитаты по теме

Исследования Мартина Селигмана показали, что несколько негативных импульсов могут убедить нас в том, что все плохо и с этим ничего не поделаешь. Из-за этого убеждения нами овладевает чувство беспомощности, которое может привести к депрессиям и жизненной резигнации. В одном из таких исследований в коробку поместили грызуна (представьте себе, например, хомяка) и затем закрыли ее прозрачной крышкой. Хомяк старался выбраться из коробки. В первый день он много прыгал, но ударялся макушкой о прозрачную крышку. На следующий день его активность заметно уменьшилась.

Через пару дней хомяк отказался от всяких попыток выбраться. Затем исследователи подняли крышку, но хомяк даже не попытался сбежать. Несколько неудач убедили его в том, что шансов на успех нет. Эта уверенность осталась у него и после изменения условий. Состояние, с которым столкнулся хомячок, называется выученная беспомощность, с ним можем встретиться и мы.

Несмотря на все, я все еще надеюсь, что люди действительно хорошие в глубине души.

Полную уверенность может дать только полное невежество.

Именно там, где мы беспомощны и лишены надежды, будучи не в состоянии изменить ситуацию, — именно там мы призваны, ощущаем необходимость измениться самим.

Что такое «смысл»? Тут хитрая штука. Вообще-то смысла никакого нет. Это фантом. Но хитрость тут вот в чем. Вот смотрите, я произношу одну и ту же фразу: «Часы упали», — но произношу в двух ситуациях с двумя совершенно разными смыслами: «Часы  упали» и «Часы упали».  Я просто поменял акцент, но это соответствует двум принципиально разным ситуациям.

А теперь представьте себе такое устройство. Я из своего сознания направляю лучик, сопоставляю: одно, другое, третье — все время вытягиваю информацию и тащу к себе. А к этому лучику привязана кисточка с черной краской. И когда я «стрельнул» этим лучиком, кисточка оставила след. Я перескочил на другое — кисточка опять оставила след. Я вернулся назад — кисточка опять оставила след. Таким образом, после этой самой кисточки остается своего рода сетка. Теперь мы смотрим на сетку и говорим, что вот это и есть смысл. Значит, смысл — это особое структурное, как бы остановленное, представление процесса понимания.

Для того чтобы понять что-то по-настоящему, нужно все время переводить это в действие. Только тогда, когда человек начинает действовать, он начинает выяснять, адекватно или неадекватно он понял. Потому что в понимании самом по себе нет различия между правильным и неправильным, это различие определяется действием. Действие есть критерий правильности понимания.

Благородный муж безмятежен и свободен, а низкий человек разочарован и скорбен.

(Благородный муж в душе безмятежен. Низкий человек всегда озабочен.)

Каждый человек должен прийти к своим собственным выводам, чтобы у каждого была уверенность в исходе.

Догмы, или бесспорные истины, являются частым источником необъективности. Если вы в чем-то твердо убеждены, попробуйте допустить, что, возможно, это не является правдой. Если бы это допустил, например, Адольф Гитлер или Андерс Брейвик, их действия не зашли бы так далеко.

Те, кому есть на что надеяться и нечего терять, — самые опасные люди на свете.

Надежда изматывает, а уверенность позволяет сберечь много сил.