Зинаида Николаевна Гиппиус

Я в себе, от себя, не боюсь ничего,

Ни забвенья, ни страсти.

Не боюсь ни унынья, ни сна моего —

Ибо всё в моей власти.

Не боюсь ничего и в других, от других;

К ним нейду за наградой;

Ибо в людях люблю не себя... И от них

Ничего мне не надо.

0.00

Другие цитаты по теме

Вам жаль «по-человечески» меня.

Так зол и тяжек путь исканий!

И мне дороги тихой, без огня

Желали б вы, боясь страданий.

Но вас — «по-Божьему» жалею я.

Кого люблю — люблю для Бога.

И будет тем светлей душа моя,

Чем ваша огненней дорога.

Я тихой пристани для вас боюсь,

Уединенья знаю власть я;

И не о счастии для вас молюсь —

О том молюсь, что выше счастья.

Мое одиночество — бездонное, безгранное;

Но такое душное; такое тесное;

Приползло ко мне чудовище, ласковое, странное,

Мне в глаза глядит и что-то думает — неизвестное.

Всё зовет меня куда-то и сулит спасение — неизвестное;

И душа во мне горит... ему принадлежу отныне я;

В браке всё-таки сильнейший духом ведёт за собою слабейшего, а там, где брачное извращение – дух обмирает у сильнейшего и над ним властвует слабый и пошлый. На это обмирание и безволие духа жутко смотреть, но нельзя не видеть.

Ведь топчут сейчас где-то первую травку,

Ведь мылят сейчас для кого-то удавку,

Ведь кто-то сидит над предсмертным письмом —

А мы о любви небывалой поем,

О робких балконах, о каплях дождевных,

О сладких мечтаньях, бессильно-безгневных.

Довольно! Иду...

Нет, стары мы духом и слабы мы телом

И людям не можем, ни словом, ни делом,

Помочь разорвать их проклятую сеть.

Мои мысли так меня переломали. В них есть что-то смертельное. В моей этой «свободе».

Мы с тобою так странно близки,

И каждый из нас одинок.

Довольно! Земного с созвездий не видно.

Витать в межпланетных пространствах мне стыдно.

Земля — в содроганьях, в грязи и в крови —

А мы распеваем о вешней любви.

И оправдания мне ни для чего не нужно. И это абсурд – оправдание. Оправдания настоящему хочешь, только когда намерен делить его, неизменно; значит – оправдания стоянию? Его не может быть. А оправдания прошлому – уже есть, если есть хотенье движения к изменности. Но это – как бы «прощение». Значит, оправдания вообще никакого нет, и слова этого нет.

Свободный дух молчит,

Молчит, не откликаясь.

Храню его полет

От всех путей страданья.

Он дан мне — для высот

И счастья созерцанья.

Любить меня – нельзя…

Я ни к кому не прихожусь. Рассуждаю, а в сердце зверь и ест моё сердце. Не люблю никого, когда у меня боль. Не люблю – но всех жалею.