Абрахам Меррит. Семь шагов к Сатане

Другие цитаты по теме

И ошибаться власть не должна, и непогрешимость власти — подозрительна.

Фундамент из репрессий и лжи, так каким был бы коммунизм, который призван был венчать эту постройку?

История с «Курском» не закончена, мы только обозначили минимум самых первых вопросов и выводов. Главный вывод в том, что власть не уважает нас всех, поэтому лжёт. И главное — власть обращается с нами так только исключительно потому, что мы это позволяем.

Я сказал, что у нас есть сословие людей, смолоду обученных искусству доказывать при помощи пространных речей, что белое — черно, а черное — бело, соответственно деньгам, которые им за это платят. Это сословие держит в рабстве весь народ.

Власть людям дает вовсе не полицейский жетон и не оружие, власть людям дает ложь. И чем больше эта ложь, тем большей властью ты обладаешь. Если ты всех заставил поверить в то, что является ложью, — вот тогда это власть. Если ради кого-то будут врать, ради того, чтобы все, во что верят, не развалилось как карточный домик, — у тебя власть.

Ложь во спасение, дабы успокоить люд.

Приправленье сплетнями, то что дали — прожуют.

Удобная правда удобна не всем,

Но избавляет немногих от многих проблем.

Меньше знаешь — крепче спишь, ты незначительный субъект,

Там за кулисами дела крутиться, их как будто нет.

Жители Вавилона платят дань всем своим царям,

Строя фундамент из планов на месте долговых ям.

Глазами дохлой рыбы смотрели на свет,

Лепили подтасовки о том, чего нет.

Подглядывали в щели, на слухи велись,

Смакуя в червоточине слизь.

Исследовали небо по картам «таро»,

Зло, называя правдой, обманом добро.

Считали эталоном чужую модель,

Успешность, превратив в самоцель.

Три вещи человек ценит превыше всего. В конечном счете, именно они и есть сам человек. Все они связаны друг с другом, но все различны. Это душа человека, его личность и его жизнь. Под душой я имею в виду ту невидимую и неизвестно где находящуюся сущность, которую так ценит религия, считая её бессмертной, что может быть правдой, а может и не быть. Под личностью я имею в виду ego, мозг, который утверждает — я есть я, кладовая памяти, искатель новых впечатлений. Жизнь не нужно определять.

Он сумеет найти в твоих же собственных мыслях такой ответ, который больше всего тебя устроит и поможет ему обрести над тобой власть. Он сплетет вокруг тебя такую густую паутину лжи, что сквозь нее ты никогда не увидишь ни единого проблеска истины. Он нуждается в твоей силе и потому скажет и сделает все, чтобы ее получить.

Жизнь, Джеймс Киркхем, это долгая игра между двумя безжалостными игроками — рождением и смертью. Все мужчины и все женщины играют в нее, хотя большинство из них плохие игроки. У каждого мужчины и у каждой женщины хотя бы раз возникает желание, за которое они добровольно отдали бы душу — а часто и жизнь. Но жизнь — такая грубая игра, управляемая наудачу, если вообще управляемая, и с такими запутанными, противоречивыми и безвкусными правилами.