Виктория Роа

... я не собираюсь учить тебя драться, ибо ты мужчина. Я не стану внушать тебе, что ты победитель, ибо всегда найдется человек, который сильнее тебя. Я не стану говорить тебе, что если ты сильнее меня, то это сила. Я должна показать тебе путь война, который раз и навсегда останется в твоей душе, как кодекс чести. Ты должен узнать, что такое смерть и как принять ее. Я научу тебя не бояться ее.

Ей нравилось это чувство трепета и нежности в их отношениях, и тем приятней было целовать его вкусные губы. Страсть, которую он дарил ей, она принимала со всеми привилегиями. Любовь, которой он поил ее, она испивала до дна. Нежность, которой он награждал ее бархатные бедра, она впитывала в себя словно губка, но, к сожалению, забывала отдавать взаимность своей преданностью. Испытывала ли она стыд за свою ветреность и капризность? Слегка. Ведь мужчине нужно испытание, так пусть она станет его главным испытанием всей жизни. Пусть докажет свою любовь.

Что толку от его планов, когда у самого пустая, деревянная голова, которая просто не способна на рождение здравой мысли и зачем тебе твое тело, если ты просто не создан для любви?

Мысли. Они не дают мне покоя каждую ночь.

Одна девушка, что провинилась в глазах своего супруга была наказана игрой «Вишенки». Изящно сложенная, миловидная девушка вышла в свет полностью обнаженной, и прикрывая ладонями свою аккуратную, небольшую грудь, ее подталкивали вперед. Как только она оказалась в центре гостей, один из молодых графов бросил ей под ноги крупные ягоды вишни, и она, захлебываясь слезами скромно опустила на корточки, и продолжая прикрывать одной ладонью свою грудь, второй она собирала ягоды. Недовольные гости поначалу ворчали, что она делает это слишком сухо, и тогда, ее супруг решил исправить ситуацию пихнув молоденькую девочку грубо ногой так, что ее так любимые мужчинами места были показаны в их сочной зрелости. Она плакала, глотала комки слез, но продолжала собирать вишни, кои из них сочились своим вишневым соком в ее ладонях.

Все это время он не сводил с нее взгляда, изредка пытался обласкать ее сердце своими пустыми словами, но только она не собиралась пить яд из его уст.

Сегодняшняя ночь обещает быть одной из самых лучших в моей жизни. граф де Бюсси должен прийти ночью, и возможно, именно сегодня он позволит прикоснуться к себе. От одной мысли о том, что его тонкие губы могут уже сегодня дотронуться моей шеи, я извиваюсь в воде, словно змея на солнце. По телу пробежала волна мурашек, и я не в силах совладать этими чувствами, склонила голову на бок, и коснулась ладонью покрасневшей шеи. Граф…скорее бы наступила ночь.

Это, наверное, странно, но в день свадьбы я ощущала сердцем не любовь Генриха, а ревность, что черными собаками разрывала душу моему брату. Я знаю, что он ненавидит моего мужа, но и любить меня для него проклятие.

Они восхваляют его, как самого Богобоязненного, как чистейшего из всех королей, как одного из самых любящих мужчин, и как умнейшего из правителей, что когда-либо вступали на Французский престол, но только я знаю, что все это лишь пущенная в глаза пыль, и ничего больше.