Виктория Роа

Святая дева, надеюсь, ты простишь мне мою слабость. Надеюсь, ты сможешь простить мне мою любовь. Простишь мою неверность, но если бы только мой супруг смог видеть во мне женщину, любить ее во мне, то ничего этого не было бы.

... моя задача – помочь тебе стать единым целым с самим собой. Соединить дух, тело и мысли, а не сказать тебе, то ты умница и потрепать за щеки.

Это счастье, которое было отнято, разбито и зверски убито.

Сегодня, он увидит не уставшую королеву, а ту, что ждала встречи с ночи с ним.

Этот жемчуг моего тела не мог оставить в покое никого.

Запуская в воздух яркого воздушного змея, он слышал, как отец смеется, и то дуновение ветра, которое касается мокрой спины – незабываемо. Румянощекий мальчишка бежит с небольшой горки вниз, забывая в объятьях воздуха о страхе высоты. Ласковое ладони природы приподымают его над землей, и он парит в своих детских визгах.

Мы оба поступаем неправильно. Закрывая глаза, я вижу образ графа де Бюсси, и вместо супруга представляю именно его в моей постели, и вся страсть, которой сейчас меня одаривает муж мой Генрих, лишь плод той мимолетной любви, какую сегодня он испытал к незнакомке Виктории. И хотя сейчас нам так хорошо вдвоем – все это вранье, каким мы кормим друг друга в надежде спастись от той похоти, какая обуздала нас обоих.

Возможно, я не могу быть счастьем, если приношу проблемы, боль и нестерпимое желание любить себя, как сладострастное тело, но не умную женщину.

Только фотографии позволили мне узнать, как выглядит женщина, чьи руки я обязан целовать. В каждой ситуации, когда хочется крикнуть «Мама», я чувствую, как она гладит успокаивающе мои волосы. В такие моменты за спиной всегда появляется холодок. Так пока мама прижимается нежно щекой, отец крепко держит плечо, давая опору. Я никогда не знал, что такое полноценная семья, но папа всегда воспитывал во мне уважение к покойной матери, хотя я и сам был привязан к ней. Всегда. По сей день, на моем столе стоит единственное фото, где мы все вместе. Звучит сентиментально, но все-таки это так. На фотокарточке отец нежно обнимает мою маму, склонив лицо к ее виску, а руками обнимая меня в ее животе.