Александр Сапегин

Плохо, когда у женщины нет дела, в противном случае, она начинает его придумывать на ровном месте, и не всегда это психологически безопасно для окружающих. Где начинается соперничество нескольких женщин, всегда горят города и льётся кровь… остаётся надеяться, что всё вышеперечисленное будет исключительно фигурально, и до реальной крови и подлости дело не доходит. Но как говорит жизнь, самое страшное это сами женщины и их логика...

От работы худеют, некоторые даже охудевают.

Любовь к себе самому – самая чистая и взаимная любовь в мире.

— Ну что могу предложить, господа? Пять бластерных винтовок DC-15A. Все отстреляно. Все в полном боекомплекте. Гранаты: термальные детонаторы. Дают осечки, примерно, 50 на 50. Бластерная пушка, извините, не проверял. Вот ручные бластеры есть есть: четыре DC-17, один DL-44. Это из импортного. И теперь отечественный производитель: Вращающаяся бластерная пушка Z-6, считай в масле. Четыре Лёгких автоматических бластера T-21 — машина тяжелая, но надежная, убойная. Ручной бластер DC-15s, сегодня один, извини, очень быстро разбирают. Но вот есть бластер времен мандалорских войн, но совсем ненадежный. Время сточило ударный механизм. Винтовка A310, я думаю, вас не заинтересуют, — Ковыряясь в третьей ноздре, проговорил продавец оружия на Татуине.

— Слушай, а откуда всё это? — Спросил Хан Соло, крутя в руке DL-44.

— Эхо клонической войны, — Ответил многозначительно продавец, разведя руками.

Таки понимаем ви заслуженый продавец, но старость – не радость, и маразм – не оргазм... Вы пытаетесь нам сунуть то что завалялось ещё с позапрошлого столетия когда вы были молодым и активным продавцом воздуха по слоновьей цене алмазов...

Ви мне напоминаете мою нищую молодость когда я только учился считать. Соломон Моисеивич, сколько будет семью восемь? Таки его ответ дал мне много разума: А мы продаем или покупаем? Мойша запомни эту великую мысль покупатель всегда должен быть уверен что заплатил гроши за бесценную вещь, а ты помни что она бесценная потому как за неё грош уже переплата. Основной принцип бизнеса — «Два дурака на базаре» — быть обязан свято соблюдён.

Вот же сволочная гадалка. Напредсказывала что-то там сложится, звёзды встанут раком, Козерог залезет на Деву, и я сам пойму где что и как когда там застряну. На тебе, такое выкинуть! Взял и умер посреди полного здоровья! Я себе знаю, а вы себе думайте, что хотите. это здесь лечили больную голову через мои мозоли на языке на полном серьезе? Ничем не рискуя? Нет, вы мне просто начинаете нравиться! У тебя точно есть деньги, чтобы так себя вести. Я вас уважаю, хотя уже забыл, за что! И шо ты хочешь от своей жизни? Уже сиди и не спрашивай у ней вопросы… Ты только посмотри, какая у жизни тазобедренная композиция! И всё практически даром одному тебе. Ну, таки вы будете покупать, или мне забыть вас как тетю Соню с Привоза за её свежайший тунец навсегда?

— Какая жалость, вы забыли свою скляночку для сцеживания яда...

— Алекс, а почему ты так сказал этой гадине?

— Аристократия — это неправильно написанное слово серпентарий.

Сначала я думал строить всё в Руси, но я вовремя вспомнил про две основные русские проблемы. Нет, не «Дураки и Дороги», а «Алкаши и Ворьё». Чтобы русский да не бухнул — не смешите мои тапочки. Они даже в глухой тайге умудрятся самогон из шишек сварить, а уж если до города будет менее ста километров, то «для бешеной собаки это не крюк». А еще русские люди не могут позволить себе вернуться с работы с пустыми руками — хоть самую бесполезную и не нужную им шайбочку с работы, но сопрут.

Потому что разум и вера — вещи в принципе не совместимые, что наглядно доказывает тот же ислам. Суфии давно доказали, что пресловутая сотня девственниц, согласно Корану, положенная каждому попавшему в рай мусульманскому мюриду, является не более чем лингвистической ошибкой, тогда как на деле речь идет о грозди винограда, однако шахиды так и продолжают убивать себя с именем Аллаха на устах, искренне веря, что на том свете их дожидается толпа красавиц. Фанатики, сэр!